Гражданский кодекс коммерческая тайна

Самое полное описание темы: "Гражданский кодекс коммерческая тайна" с комментариями специалистов. На все сопутствующие вопросы вам сможет ответить дежурный юрист.

Статья 139 Служебная и коммерческая тайна

1. Информация составляет служебную или коммерческую тайну в случае, когда информация имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к ней нет свободного доступа на законном основании и обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности. Сведения, которые не могут составлять служебную или коммерческую тайну, определяются законом и иными правовыми актами.

2. Информация, составляющая служебную или коммерческую тайну, защищается способами, предусмотренными настоящим Кодексом и другими законами.

Лица, незаконными методами получившие информацию, которая составляет служебную или коммерческую тайну, обязаны возместить причиненные убытки. Такая же обязанность возлагается на работников, разгласивших служебную или коммерческую тайну вопреки трудовому договору, в том числе контракту, и на контрагентов, сделавших это вопреки гражданско-правовому договору.

Источник: http://poiskzakona.ru/grazhdanskiy-kodeks-rf-chast-1/statya-139.html

Статья 139 ГК РФ. Утратила силу с 1 января 2008 года. — Федеральный закон от 18.12.2006 N 231-ФЗ.

Новая редакция Ст. 139 ГК РФ

Утратила силу с 1 января 2008 г.

Комментарий к Ст. 139 ГК РФ

1. Комментируемая статья признает информацию объектом гражданских прав и обязанностей только в том случае, если информация является служебной или коммерческой тайной.

Для признания таковой информация должна отвечать указанным в рассматриваемой норме признакам:

а) коммерческая (товарная) ценность (например, технологии, способы, ноу-хау и т.д.);

б) неизвестность третьим лицам;

2. Кроме гражданского законодательства отношения, связанные с коммерческой тайной, регулируются и специальным законодательством.

Федеральный закон от 29.07.2004 N 98-ФЗ «О коммерческой тайне».

Другой комментарий к Ст. 139 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Статья 2 Федерального закона от 20 февраля 1995 г. «Об информации, информатизации и защите информации» (СЗ РФ. 1995. N 8. Ст. 609; 2003. N 2. Ст. 167; далее — Закон об информации) дает правовое определение информации как «сведений о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления». В этой же статье содержится определение документированной информации как зафиксированной на материальном носителе информации с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать.

По степени доступа информация подразделяется на открытую информацию и информацию с ограниченным доступом, распространение которой возможно в условиях конфиденциальности или секретности.

К открытой информации относятся:

массовая информация — сообщения информационного характера, подготавливаемые и распространяемые средствами массовой информации (СМИ) и (или) через Интернет с целью информирования населения, в том числе реклама деятельности физических и юридических лиц, производимых продуктов и предоставляемых услуг, предлагаемых потребителям;

официальные документы — законы, судебные решения, иные тексты законодательного, административного и судебного характера, а также их официальные переводы. Эта информация создается в порядке законотворческой и иной правовой деятельности;

обязательно предоставляемая документированная информация — осязательные контрольные экземпляры документов, информация в учетных документах, данные документов, предоставляемые органами статистики, налоговая, регистрационная и другая информация. Такая информация создается юридическими и физическими лицами в порядке учета и отчетности и направляется в обязательном порядке разным органам и организациям в соответствии с действующим законодательством.

Под информацией с ограниченным доступом понимается информация, доступ к которой ограничен в соответствии с законом в целях защиты прав и законных интересов субъектов права на тайну. В Законе об информации она подразделена на государственную тайну и конфиденциальную информацию (ст. ст. 8 и 10). При этом из многочисленных видов конфиденциальной информации в Законе упомянута лишь личная и семейная тайна, персональные данные, тайна переписки, телефонных, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Указом Президента РФ от 6 марта 1997 г. N 188 «Об утверждении Перечня сведений конфиденциального характера» (СЗ РФ. 1997. N 10. Ст. 1127) определены шесть видов такой информации:

1) персональные данные;

2) тайна следствия и судопроизводства;

3) служебная тайна;

4) профессиональная тайна;

5) коммерческая тайна;

6) сведения о сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации информации о них.

Гражданско-правовому регулированию подлежит не всякая информация, а лишь та, которая обладает действительной или потенциальной коммерческой ценностью в силу неизвестности ее третьим лицам и отсутствия свободного доступа к ней на законных основаниях и владелец которой принимает меры по сохранению ее конфиденциальности. Таким образом, ГК предусматривает защиту заинтересованных лиц от разглашения принадлежащей им информации без соответствующего разрешения. Состав сведений, которые не могут составлять служебную или коммерческую тайну, определяются в специальном законодательстве.

Федеральный закон от 29 июля 2004 г. «О коммерческой тайне» (СЗ РФ. 2004. N 32. Ст. 3283) определяет коммерческую тайну как конфиденциальность информации, позволяющую ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду. В соответствии с названным Законом понятием информации, составляющей коммерческую тайну, охватывается научно-техническая, технологическая, производственная, финансово-экономическая или иная информация, в том числе составляющая секреты производства (ноу-хау), которая имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к которой нет свободного доступа на законном основании и в отношении которой обладателем такой информации введен режим коммерческой тайны.

2. В п. 2 комментируемой статьи установлено общее правило, согласно которому информация, составляющая служебную или коммерческую тайну, защищается способами, предусмотренными как ГК, так и другими законами. Большое значение имеет такой способ защиты, как возмещение причиненных убытков. Обязанность их возмещения может быть возложена на работника, разглашающего служебную или коммерческую тайну вопреки трудовому договору или контракту, либо на любых других лиц, которым соответствующие сведения стали известны благодаря заключенным с потерпевшим гражданско-правовым договорам (покупатели, подрядчики, арендаторы, участники хозяйственных товариществ и обществ и т.п.). Для тех и других условием возникновения обязанности возместить убытки служит то, что трудовым договором, контрактом или гражданско-правовым договором на них была возложена обязанность не разглашать соответствующие сведения. В отношении работников набор таких сведений может быть утвержден актом юридического лица, а для всех остальных лиц — зафиксирован в заключаемом ими гражданско-правовом договоре.

Возможны и другие способы защиты рассматриваемых прав. В частности, можно указать на расторжение не только трудовых, но и гражданско-правовых отношений, а при наличии определенных предпосылок могут быть также использованы и некоторые другие, указанные в ст. 12 ГК (см. комментарий к ней) способы защиты.

Читайте так же:  Какой максимальный процент алиментов

Источник: http://gkodeksrf.ru/ch-1/rzd-1/podrzd-3/gl-6/st-139-gk-rf

Статья 1465 ГК РФ. Секрет производства (ноу-хау)

Новая редакция Ст. 1465 ГК РФ

1. Секретом производства (ноу-хау) признаются сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие) о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере и о способах осуществления профессиональной деятельности, имеющие действительную или потенциальную коммерческую ценность вследствие неизвестности их третьим лицам, если к таким сведениям у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и обладатель таких сведений принимает разумные меры для соблюдения их конфиденциальности, в том числе путем введения режима коммерческой тайны.

2. Секретом производства не могут быть признаны сведения, обязательность раскрытия которых либо недопустимость ограничения доступа к которым установлена законом или иным правовым актом.

Комментарий к Ст. 1465 ГК РФ

1. Комментируемая статья содержит легальное понятие секрета производства. Критерием отнесения сведений к секретам производства в соответствии с законом являются следующие свойства:

— наличие действительной или потенциальной коммерческой ценности, т.е. сведения имеют стоимость, что предопределяется характером сведений;

— неизвестность этих сведений третьим лицам;

— отсутствие законных оснований для свободного доступа для третьих лиц к сведениям, при этом под третьими лицами следует понимать участников гражданского оборота, но не уполномоченных органов государственной власти, которые в силу своих полномочий вправе требовать предоставления тех или иных сведений;

— введение в отношении таких сведений режима коммерческой тайны.

Понятие коммерческой ценности можно вывести из содержания понятия коммерческой тайны, определенного в п. 1 ст. 3 ФЗ «О коммерческой тайне», в соответствии с которым существенным признаком таковой является возможность для ее обладателя при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду.

С учетом того что ценность секрета производства поставлена в зависимость от факта неизвестности соответствующих сведений любым третьим лицам, относимость тех или иных сведений к числу секретов производства на стадии возникновения права определяется исключительно обладателем такой информации. Единственным формальным, объективным критерием является введение в установленном ФЗ «О коммерческой тайне» порядке соответствующего режима (режима коммерческой тайны), все иные критерии в той или иной степени являются оценочными. Видится, что законом установлена опровержимая презумпция относимости сведений, в отношении которых введен режим коммерческой тайны к секретам производства. В рамках судебного разбирательства, например, о действительности договора о передаче исключительных прав, указанная презумпция может быть опровергнута с тем, чтобы отказать оспариваемому договору в предоставлении правового режима, определенного частью четвертой ГК РФ для объектов интеллектуальной собственности.

К числу секретов производства может быть отнесено практически любое решение производственного характера: от пропорции смешения поваром специй при приготовлении фирменного блюда, компонентов, используемых для приготовления того или иного аромата, организациями, занимающимися производством парфюмерии, секретов «волшебства» фокусника (например, технологии проведения представлений Дэвидом Копперфилдом) до способа продаж, разработанного конкретной компанией, или алгоритма совершения действий, выработанного юридической фирмой, позволяющим наиболее эффективно взыскивать долги. Иначе правовая конструкция секрета производства позволяет обеспечить правовую защиту результату интеллектуальной деятельности, который имеет коммерческую ценность, однако не отвечает признакам ни одного из объектов интеллектуальных прав либо по тем или иным причинам использование режима соответствующего результата интеллектуальной деятельности является нецелесообразным.

2. При разрешении вопроса о предоставлении тем или иным сведениям правового режима секрета производства следует исходить из предположения о том, что, если таковые в соответствии с ФЗ «О государственной тайне» могут быть отнесены к сведениям, составляющим государственную тайну, в распространении на такую информацию, пусть даже отвечающую признакам секрета производства, правового режима, определенного гл. 75, следует отказать; конкуренция между нормами гражданского законодательства о коммерческой тайне и положениями законодательства о государственной тайне должна быть разрешена в пользу последнего, так как оно использует свои инструменты и механизмы для обеспечения конфиденциальности соответствующих сведений, преследует иные цели и регулирует иные отношения, нежели определенные в ст. 2 ГК РФ.

Также следует отметить, что никакой иной вид тайны, в том числе медицинская, адвокатская, связи и т.д., кроме коммерческой, не может быть отнесен к секретам производства.

3. Секреты производства своим происхождением по большей части обязаны объектам патентных прав. Зачастую сведения, относимые к числу секретов производства, отвечали признакам объектов патентных прав, а некоторые и нет, однако коммерческой ценностью обладали. Кроме того, в подавляющем большинстве случаев для внедрения того или иного патентоспособного результата интеллектуальной деятельности требуются специальные познания, способы, методы, которые по тем или иным причинам не охраняются патентом, однако имеют коммерческую ценность, поскольку позволяют более эффективно использовать запатентованный объект. В связи с этим существует проблема отграничения объекта патентных прав от секрета производства. Видится, что любой объект промышленной собственности, не получивший признания со стороны государства, в установленном законом порядке отвечает признакам секрета производства в том случае, если в отношении последнего введен правовой режим коммерческой тайны. После предоставления правового режима объекта патентных прав применение правового режима гл. 75 исключается как по причинам правового порядка, так и по соображениям целесообразности (объекты патентных прав пользуются несравненно более эффективной защитой).

Видится, что вполне логичным и отвечающим интересам субъекта будет формирование правового режима секрета производства в отношении патентоспособного объекта промышленной собственности до момента выполнения формальностей, необходимых для предоставления соответствующего режима.

Другой комментарий к Ст. 1465 Гражданского кодекса Российской Федерации

В отличие от условий патентной охраны научно-технических результатов интеллектуальной деятельности (изобретений, полезных моделей и др.), Кодекс не устанавливает каких-либо конкретных требований к собственно содержанию сведений, относящихся к секретам производства. Основная характеристика — коммерческая ценность. Именно это качество секрета производства определяет его оборотоспособность, т.е. пригодность конкретных сведений (знаний) для обращения на товарных принципах коммерческого оборота, для получения конкурентных преимуществ в процессе экономического использования.

Коммерческая ценность секрета производства обусловлена прежде всего его закрытостью от третьих лиц (его «секретностью»). Соответственно, основной предпосылкой, необходимой для защиты охраняемого права на секрет производства, является его неизвестность третьим лицам. Обладатель секрета производства должен закрыть свободный доступ к соответствующим сведениям и ввести в отношении таких сведений режим коммерческой тайны, под которым понимается «режим конфиденциальности, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ и услуг или получить иную коммерческую выгоду» (п. 1 ст. 3 Закона о коммерческой тайне).

Читайте так же:  Офицерский военный билет

Признание тех или иных сведений секретом производства является прерогативой правообладателя. Исключения из этой общей нормы установлены в ст. 5 Закона о коммерческой тайне, где перечислены сведения, в отношении которых не допускается режим коммерческой тайны. Этот перечень может быть расширен иными федеральными законами.

Меры по охране конфиденциальности, обязанность соблюдения которых возложена на обладателя секрета производства, достаточно детально определены в Законе о коммерческой тайне. В соответствии со ст. 10 Закона такие меры должны включать в себя:

1) определение перечня информации, составляющей коммерческую тайну;

2) ограничение доступа к информации, составляющей коммерческую тайну, путем установления порядка обращения с этой информацией и контроля за соблюдением такого порядка;

3) учет лиц, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, и (или) лиц, которым такая информация была предоставлена или передана;

4) регулирование отношений по использованию информации, составляющей коммерческую тайну, работниками на основании трудовых договоров и контрагентами на основании гражданско-правовых договоров;

5) нанесение на материальные носители (документы), содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну, грифа «Коммерческая тайна» с указанием обладателя этой информации (для юридических лиц — полное наименование и место нахождения, для индивидуальных предпринимателей — фамилия, имя, отчество гражданина, являющегося индивидуальным предпринимателем, и место жительства).

Там же предусмотрена обязанность предпринимателя представлять эти сведения по требованию органов власти, управления, контролирующих и правоохранительных органов, других организаций, обладающих таким правом в соответствии с законодательством.

Принятые по охране меры считаются «разумно достаточными», если исключен доступ к охраняемой информации любых лиц без согласия ее обладателя и при этом обеспечена возможность использования секрета производства без нарушения режима коммерческой тайны. Охраняемый секрет производства не подлежит государственной регистрации (хотя подобные проекты обсуждались). Такая регистрация противоречит основному принципу охраны секретов производства — сохранению конфиденциальности.

Источник: http://gkodeksrf.ru/ch-4/rzd-7/gl-75/st-1465-gk-rf

Статья 1467. Действие исключительного права на секрет производства

Исключительное право на секрет производства действует до тех пор, пока сохраняется конфиденциальность сведений, составляющих его содержание. С момента утраты конфиденциальности соответствующих сведений исключительное право на секрет производства прекращается у всех правообладателей.

Комментарий к Ст. 1467 ГК РФ

1. Комментируемая статья определяет действие исключительного права на секрет производства во времени. Момент прекращения исключительного права связан с моментом утраты конфиденциальности сведений, составляющих содержание секрета производства.

Данная норма является исключением из общего правила п. 1 ст. 1230 ГК РФ, в соответствии с которым «исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации действуют в течение определенного срока…».

Действующее информационное законодательство определяет «конфиденциальность информации» как «обязательное для выполнения лицом, получившим доступ к определенной информации, требование не передавать такую информацию третьим лицам без согласия ее обладателя» (ст. 2 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»). Данное определение не вполне согласуется с понятийным аппаратом гл. 75 ГК РФ .

———————————
Ранее ст. 2 Федерального закона от 20 февраля 1995 г. N 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации» (Собрание законодательства РФ. 1995. N 8. Ст. 609; утратил силу в связи с принятием Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации») определяла конфиденциальную информацию как документированную информацию, доступ к которой ограничивается в соответствии с законодательством РФ. При этом ст. 10 этого же Закона устанавливала, что «документированная информация с ограниченным доступом по условиям ее правового режима подразделяется на информацию, отнесенную к государственной тайне, и конфиденциальную».

Гражданский кодекс РФ не содержит определения термина «конфиденциальность сведений (информации)». Поскольку ст. 1466 ГК РФ обусловливает наличие исключительного права на секрет производства введением в отношении этих сведений режима коммерческой тайны, представляется целесообразным исходить из подходов к определению конфиденциальности сведений, которые сложились в законодательстве о коммерческой тайне.

Часть 2 ст. 10 Закона о коммерческой тайне определяет, что режим коммерческой тайны считается установленным после принятия обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, установленных ч. 1 этой же статьи мер по охране конфиденциальности информации, которые должны включать в себя:

1) определение перечня информации, составляющей коммерческую тайну;

Видео (кликните для воспроизведения).

2) ограничение доступа к информации, составляющей коммерческую тайну, путем установления порядка обращения с этой информацией и контроля за соблюдением такого порядка;

3) учет лиц, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, и (или) лиц, которым такая информация была предоставлена или передана;

4) регулирование отношений по использованию информации, составляющей коммерческую тайну, работниками на основании трудовых договоров и контрагентами на основании гражданско-правовых договоров;

5) нанесение на материальные носители (документы), содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну, грифа «Коммерческая тайна» с указанием обладателя этой информации.

При этом в соответствии с ч. 5 этой же статьи Закона, «меры по охране конфиденциальности информации признаются разумно достаточными, если:

1) исключается доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, любых лиц без согласия ее обладателя ;

———————————
В техническом отношении полностью исключить доступ к какой-либо информации практически невозможно. Кроме того, следует принимать во внимание возможность независимого приобретения сведений, составляющих секрет производства (ст. 1466 ГК). Поэтому требование исключения «доступа к информации, составляющей коммерческую тайну, любых лиц без согласия ее обладателя» следует, по-видимому, рассматривать как исключение возможности доступа к носителям информации, находящимся под контролем правообладателя, без нарушения законодательства.

2) обеспечивается возможность использования информации, составляющей коммерческую тайну, работниками и передачи ее контрагентам без нарушения режима коммерческой тайны.

Таким образом, исключительное право на секрет производства действует, пока сохраняются условия, предусмотренные ч. 5 ст. 10 Закона о коммерческой тайне, при том, что до этого режим коммерческой тайны был введен посредством принятия обладателем секрета производства мер, предусмотренных ч. 1 этой же статьи Закона.

В.И. Еременко предлагает понимать комментируемую норму таким образом, что срок действия исключительного права на секрет производства зависит от срока существования совокупности всех признаков секрета производства, установленных в ст. 1465 ГК РФ . Подобный вывод представляется не вполне бесспорным и имеет многочисленные следствия, особенно существенные для международных договоров передачи технологий. Например, если коммерческая ценность информации для одного из владельцев секрета производства утрачена, то действие его исключительного права прекращается. Исключительное право прекратит свое действие также в случае отнесения составляющих секрет производства сведений к государственной тайне.

———————————
Гаврилов Э.П., Еременко В.И. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный). М.: Экзамен, 2009.

2. Сформулированное в комментируемой статье условие прекращения действия права на ноу-хау вследствие утраты конфиденциальности не вполне соответствует нуждам оборота.

Читайте так же:  Алименты двоих детей разных

В свое время один из ведущих европейских специалистов по охране ноу-хау Г. Штумпф пришел к следующему выводу: «…глобальная констатация, что ноу-хау якобы теряет свою ценность, как только будет опубликовано, не всегда верна. Если какое-нибудь промышленное предприятие передает ноу-хау на определенный способ изготовления в какую-нибудь развивающуюся страну, то в этой ситуации специальные знания могут иметь значительную ценность, хотя в промышленно развитой стране они давно уже стали всеобщим достоянием» .

———————————
Штумпф Г. Договор о передаче ноу-хау / Пер. с нем; Под ред. и со вступ. ст. М.М. Богуславского. М.: Прогресс, 1976. С. 29.

В законодательстве ЕС следующим образом формулируется требование к секретности ноу-хау: секретность означает, что ноу-хау «не является общеизвестным или легко доступным, так что частично его ценность состоит во времени, выигранном лицензиатом, когда ему сообщено это (ноу-хау)» . Требование к конфиденциальности (секретности) информации сформулировано в п. 2 ст. 39 Соглашения ТРИПС в следующем виде: информация «является секретной в том смысле, что она в целом или в определенной конфигурации и подборе ее компонентов не является общеизвестной и легко доступной лицам в тех кругах, которые обычно имеют дело с подобной информацией». Различия с законодательством РФ в условиях прекращения права на секрет производства могут быть существенными при подготовке условий внешнеэкономических договоров (контрактов), предусматривающих передачу секретов производства для использования на территории иностранных государств, в том числе при выборе применимого права.

———————————
Article 10 Commission Regulation (EC) No 240/96 of 31 January 1996 on the Application of Article 85(3) of the Treaty to Certain Categories of Technology Transfer Agreements (Text with EEA Relevance) // Official Journal L 03109/02/1996. P. 0002 — 0013; Козырев А.Н. Правовой режим ноу-хау, корпоративные интересы и государственная политика // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. 2002. N 12.

3. Комментируемая статья регулирует действие исключительного права на секрет производства. При этом в гл. 75 ГК РФ отсутствуют специальные нормы, посвященные действию исключительного права на секрет производства на территории РФ (как это предусмотрено, например, ст. 1256, 1304, 1321, 1328, 1332, 1336, 1346 ГК в отношении соответственно произведений, объектов смежных прав, исполнений, фонограмм, сообщений радио- или телепередач, баз данных, изобретений, полезных моделей и промышленных образцов и т.п.). По мнению В.И. Еременко, это связано с тем, что «в отношении права на секрет производства не существует территориальных ограничений, присущих «классическим» исключительным правам на другие нематериальные объекты. Отсутствие территориальных ограничений подтверждается практикой заключения лицензионных договоров о предоставлении права использования секрета производства в сфере международного коммерческого обмена технологиями, которые не связаны территорией какого-либо одного государства» .

———————————
Гаврилов Э.П., Еременко В.И. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный). М.: Экзамен, 2009.

———————————
WIPO Intellectual Property Handbook: Policy, Taw and Use. Geneva WIPO PUBLICATION N 489(E) ISBN 92-805-1291-7 WIPO 2004 Second Edition. P. 153.

Ibid. P. 151 — 153; A Brochure on Intellectual Property Rights For Universities and R&D Institutions in African Countries. WIPO Publication No. 849(E). P. 10.

Парижская конвенция по охране промышленной собственности (Париж, 20 марта 1883 г.). Официальный русский текст. Женева: ВОИС, 1990.

Мэггс П.Б., Сергеев А.П. Интеллектуальная собственность. М.: Юристъ, 2000. С. 48.

Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (заключено в г. Марракеше 15 апреля 1994 г.) // International Investment Instruments: A Compendium. Vol. I. New York and Geneva: United Nations, 1996. P. 337 — 371.

В примечании к данной статье указывается, что «для целей настоящего положения выражение «способ, противоречащий честной коммерческой практике» подразумевает как минимум такую практику, как расторжение договора, подрыв доверия или содействие подрыву доверия, и включает приобретение закрытой информации третьими лицами, которым было известно или не было известно в результате грубой небрежности, что приобретение такой информации подразумевает такую практику».

Не только законодательство, но и большинство зарубежных цивилистов не рассматривают ноу-хау как объект исключительных прав. Известный германский специалист по вопросам правового регулирования оборота ноу-хау Г. Штумпф в своей ставшей классической монографии подчеркивал, что «ноу-хау не является какой-либо формой охраны промышленной собственности, так как оно не обладает признаками исключительного права» . В Кодексе интеллектуальной собственности Франции содержится прямое указание на то, что он не содержит норм, регулирующих использование секретов производства . В Германии, КНР, Корее, Японии и во многих других странах неправомерное использование коммерческих секретов регулируется законодательством против недобросовестной конкуренции либо общими нормами деликтного права.

———————————
Штумпф Г. Договор о передаче ноу-хау. С. 33 — 34.

Industrial Property (Books IV & f.), Code (Regulatory Part Consolidation), 10/04/1995(17/09/1997), No. 95 — 385 (No. 97 — 863). Book VI: Protection of Inventions and Technical Knowledge. Title II: Protection of Technical Knowledge Chapter I: Manufacturing Secrets.

Таким образом, права российских обладателей ноу-хау не будут признаваться исключительными по праву иностранных государств. Напротив, права иностранных лиц будут признаваться таковыми по праву Российской Федерации. Как справедливо отмечает Э.П. Гаврилов, «исключительные права для тех объектов, которые охраняются без государственной регистрации, возникают и действуют на территории России для любых иностранных граждан и любых иностранных юридических лиц и в отношении любых объектов, находящихся за рубежом» .

———————————
Гаврилов Э.П. Решение вопросов международного частного права в части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации // Хозяйство и право. 2008. N 3. С. 3 — 13.

———————————
Руководство по выработке договоров о международной передаче производственного опыта и знаний в машиностроении / Европейская экономическая комиссия ООН. Специальная рабочая группа по договорам на поставку продукции машиностроения // ECE/TRADE/222. 1969.

Штумпф Г. Договор о передаче ноу-хау. С. 315 — 335.

4. Согласно последнему предложению комментируемой статьи с момента утраты конфиденциальности соответствующих сведений исключительное право на секрет производства прекращается у всех правообладателей. Вследствие утраты этого права лицензиаром лицензиат получит основание прекратить выплату лицензионных платежей. В частности, на этом пытаются настаивать производители продукции военного назначения российской (советской) разработки из государств Восточной Европы. Между тем коммерческая ценность ноу-хау, составляющего технологию современного высокотехнологичного производства, мгновенно не теряется. Для его освоения (даже при наличии ноу-хау) конкурентам потребуется значительное время, за которое потребности рынка в данной продукции полностью или частично будут удовлетворены.

В этой связи актуально также замечание В.И. Еременко о том, что «не вполне ясны правовые последствия лицензионных договоров, заключенных правообладателями, действия (или бездействие) которых не привели к прекращению исключительного права на соответствующий секрет производства» .

Читайте так же:  Астигматизм призыв в армию

———————————
Гаврилов Э.П., Еременко В.И. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный). М.: Экзамен, 2009.

Источник: http://stgkrf.ru/1467

Статья 139 (утратила силу)

Статья 139. Утратила силу с 1 января 2008 г.

Информация об изменениях:

ГАРАНТ:

О коммерческой тайне см. Федеральный закон от 29 июля 2004 г. N 98-ФЗ

>
Деньги (валюта)
Содержание
Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ)

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2020. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Источник: http://base.garant.ru/10164072/c11465d9cdd9cd41f225c2e996875142/

Статья 139. Служебная и коммерческая тайна

(статья утратила силу с 1 января 2008 года — Федеральный закон от 18 декабря 2006 года N 231-ФЗ

Комментарий к статье 139 Гражданского Кодекса РФ

1. Защита прав на техническую, организационную и коммерческую информацию, составляющую секреты производства (ноу-хау), в качестве особого объекта гражданского права, была впервые введена в России Основами ГЗ (ст. 151). 9 июля 2004 г. Государственная Дума приняла Федеральный закон N 98-ФЗ «О коммерческой тайне» — РГ, 2004, N 166 (далее — Закон о коммерческой тайне).

Комментируемая статья не раскрывает содержание сведений, составляющих коммерческую тайну, и не приводит их перечень. Как и в Основах, установлен один общий признак, которым должна обладать такая информация, — коммерческая ценность, т.е. способность быть объектом рыночного оборота.

В Законе о коммерческой тайне сделана попытка разграничить понятия «коммерческая тайна» и «информация, составляющая коммерческую тайну». Под «коммерческой тайной» понимается «конфиденциальность» информации, позволяющая ее обладателю получить коммерческую выгоду. Определяя же критерии «информации, составляющей коммерческую тайну», Закон, по сути, воспроизводит положения п. 1 ст. 139 ГК об условиях отнесения информации к категории коммерческой тайны. При соблюдении этих условий под нормы Закона подпадает научно-техническая, производственная, экономическая и иная информация, включая секреты производства (ноу-хау), практическое использование которой в самых разных областях коммерческой деятельности может дать экономический результат. В зарубежных нормативных и литературных источниках подобная информация обозначается различными терминами: «необщедоступная информация», «коммерческая тайна», «секреты производства», «ноу-хау», «торговая тайна», которые в аспекте правовых категорий воспринимаются как синонимы.

В отличие от Закона, сфера действия которого ограничена коммерческой тайной, комментируемая статья устанавливает общие нормы для коммерческой тайны и служебной информации. Однако вызывает сомнение правомерность распространения условий охраны коммерческой тайны на служебную информацию. Это разноплановые понятия. Различны и основания, по которым сведения, относящиеся к служебной тайне, и сведения, составляющие коммерческую тайну, признаются конфиденциальными. Сохранение в тайне служебной информации не обусловлено ее коммерческой ценностью (хотя такая информация и может содержать сведения коммерческого характера). Служебная тайна не может быть объектом гражданского оборота. Запрещение ее разглашать, как правило, основывается на законодательстве, регламентирующем отдельные виды деятельности, затрагивающей в т.ч. сферу частной жизни гражданина (см., например, ст. 33 Закона об организации страхового дела, ст. 63 Закона о связи). Определенные категории работников, занимающихся такой деятельностью, обязаны сохранять в тайне сведения, к которым они имеют доступ в связи с выполняемой работой (банковские служащие, работники связи, налоговые инспекторы, страховые агенты, врачи и др.).

2. В отличие от служебной тайны признание тех или иных сведений коммерческой тайной является прерогативой правообладателя. Исключения из этой общей нормы установлены ст. 5 Закона о коммерческой тайне, где перечислены сведения, в отношении которых не допускается режим коммерческой тайны. Этот перечень может быть расширен иными федеральными законами.

Предприниматели обязаны представлять эти сведения по требованию органов власти, управления, контролирующих и правоохранительных органов, других организаций, обладающих таким правом в соответствии с законодательством.

3. Обладателем коммерческой тайны может быть как юридическое лицо, так и физическое лицо — индивидуальный предприниматель. Право на информацию, полученную в рамках трудовых отношений (т.е. при выполнении работником его трудовых обязанностей), принадлежит работодателю. Причем Закон не предусматривает выплату вознаграждения работнику или какое-либо иное его поощрение. Его авторство также не имеет юридической защиты (поскольку обладателями самостоятельно полученных аналогичных решений могут быть и другие лица, отсутствует критерий творчества). Таким образом, за правообладателем закрепляется первоначальное право на коммерческую информацию, в отличие, например, от права на изобретение, художественное произведение, созданные в рамках тех же трудовых отношений (п. 2 ст. 8 Патентного закона, ст. 14 Закона об авторском праве). В последнем случае исключительные права работодателя на служебные творческие результаты являются производными от прав их создателей. Они закрепляются за работодателем, если иное не предусмотрено трудовым договором с автором.

4. Согласно п. 1 ст. 7 Закона о коммерческой тайне права обладателя коммерческой информации возникают «с момента установления им в отношении такой информации режима коммерческой тайны». Представляется, однако, что еще одним условием следует признать воплощение такой информации на материальном носителе, позволяющем воспринять ее третьим лицам. Права на защиту коммерческой тайны не имеют срочного характера, что обусловлено самой системой охраны, основанной на соблюдении мер по сохранению конфиденциальности. Поэтому срок охраны ограничивается временем действия этих мер. Причем они могут быть отменены самим правообладателем, а могут быть нарушены противоправными действиями работника или третьих лиц.

6. Комментируемая статья не затрагивает условия осуществления обладателем коммерческой информации своих прав. К сожалению, Закон о коммерческой тайне также не уделил необходимое внимание договорам, регулирующим отношения, возникающие при передаче прав на использование коммерческой информации. Хотя, по нашему мнению, именно в этих целях и была введена правовая защита коммерческой информации сначала в Основах ГЗ, а затем и в ГК. В Законе о коммерческой тайне не регламентированы ни договоры о лицензии на использование информации, признанной коммерческой тайной, ни договоры об отчуждении (уступке) прав на такую информацию, хотя это два основных договора, на основании которых правообладатель может реализовать свои правомочия по распоряжению правом на коммерческую информацию. Положения ст. 12 Закона не восполняют этот пробел, поскольку обязательства по сохранению конфиденциальности лишь одно из существенных условий таких договоров.

Основной акцент в Законе о коммерческой тайне сделан на регламентации административных мер, устанавливающих режим коммерческой тайны.

7. Техническое, организационное или иное решение, признанное коммерческой тайной, может быть создано в самой коммерческой организации, а может быть получено ею по договору со сторонним лицом — первоначальным создателем такого решения. В этих целях между коммерсантом, заинтересованным в использовании решения, и обладателем информации, содержащей это решение, должен быть заключен гражданско-правовой договор о предоставлении коммерсанту права использовать информацию в его хозяйственной деятельности на условиях конфиденциальности в режиме коммерческой тайны, согласно требованиям, установленным в Законе о коммерческой тайне. Отношения между правообладателем (лицензиаром) и пользователем (лицензиатом) оформляются лицензионным договором. Типичным является договор на передачу готовых научно-технических разработок — технологий, конструкций, содержащих незапатентованные технические решения, и т.п. В международном обороте четко отмечается тенденция существенного роста объема таких лицензионных договоров.

Читайте так же:  Заверить военный билет

Элементы лицензионного договора о передаче прав на коммерческую информацию могут включаться в другие гражданско-правовые договоры: в договор коммерческой концессии, договоры на выполнение НИОКР, подряда, о создании акционерного общества. Во всех договорах, предусматривающих предоставление разрешения на использование сведений, составляющих коммерческую тайну, на пользователя должна быть возложена обязанность по соблюдению ее конфиденциальности. Для отдельных видов договоров такое условие прямо предусмотрено ГК (ст. 727, 771, 1032).

8. В судебной практике возникают споры, связанные с квалификацией договоров, объектом которых служат права на использование технических и иных практических решений, относящихся к коммерческой информации.

Так, ОАО «Нижнекамскшина» обратилось в Нижнекамский городской суд с иском к X., М. и П. о признании недействительным лицензионного договора «О передаче ноу-хау», заключенного между М. и П. (лицензиарами) с одной стороны и предпринимателем X (лицензиатом) с другой.

Исковые требования основывались на том, что оспариваемый договор, по мнению истца, относится к договорам коммерческой концессии. Лицензиары М. и П. не обладали правами на заключение такого договора, т.к. не занимались коммерческой деятельностью. Истец ссылался на правила ст. 1027 ГК, согласно которой сторонами по договору коммерческой концессии могут быть лишь коммерческие организации и граждане, зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей, тогда как таким статусом обладал только X. — лицензиат, получивший права на использование ноу-хау.

Ответчик исковые требования не признал в полном объеме. Аргументируя свои возражения, он сослался на то, что «спорный договор не является договором коммерческой концессии, а форма договора полностью соответствует требованиям ГК РФ».

Однако суд не принял возражения ответчика и согласился с доводами истца, признав оспариваемый договор договором коммерческой концессии.

Обосновывая свое решение, суд исходил прежде всего из характера предмета договорных отношений. В соответствии с пп. 1.1 — 1.4 и 5.1 — 5.4 договора лицензиар передавал лицензиату «материалы по ноу-хау — способ изготовления шипованной шины, ошипованного ленточного протектора для этой шины и шипа противоскольжения для этого протектора». По мнению суда, переданные по договору материалы содержали «коммерческую информацию», права на использование которой были предоставлены лицензиаром лицензиату. Это послужило основанием для сделанного судебными инстанциями заключения о том, что спорный договор является договором коммерческой концессии. А поскольку сторонами договора коммерческой концессии могут быть лишь коммерческие организации либо предприниматели, лицензионный договор как противоречащий закону в соответствии со ст. 168 ГК был признан недействительным.

Между тем по договору коммерческой концессии предоставляется право использовать комплекс исключительных прав, принадлежащих правообладателю (ст. 1027 ГК), что, в частности, отличает этот договор от лицензионного договора, по которому права передаются лишь на отдельные объекты интеллектуальной собственности. Кроме того, в комплекс передаваемых по договору прав, в качестве обязательных его составляющих входит: право на фирменное наименование и (или) коммерческое обозначение, а также на охраняемую коммерческую информацию (которая нужна пользователю для осуществления переданных ему прав). Это установленные законом существенные условия договора, без соблюдения которых договор не может быть признан заключенным. Таким образом, договорные отношения, не охватывающие комплекс исключительных прав, включающий права на фирменное наименование (или коммерческое обозначение), не могут быть отнесены к коммерческой концессии. Поскольку специальное регулирование договоров о передаче прав на коммерческую информацию законом не установлено, стороны в соответствии с п. 2 ст. 1 ГК были свободны в определении любых не противоречащих законодательству условий заключенного ими гражданско-правового договора.

9. Пункт 2 ст. 139 предусматривает имущественную ответственность в форме возмещения убытков для лиц, получивших охраняемую информацию незаконными методами, контрагентов, разгласивших информацию в нарушение заключенного ими с правообладателем гражданско-правового договора, и работников, разгласивших информацию вопреки трудовому договору.

В отношении лиц, получивших информацию незаконными методами, эта норма применяется, если в действиях виновного лица нет состава уголовного преступления. В сфере высоких технологий хищение информации о научно-технических разработках — одно из основных направлений экономического шпионажа.

Уголовная ответственность за собирание сведений, составляющих коммерческую тайну, путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом в целях разглашения либо незаконного использования этих сведений, а также за их разглашение или незаконное использование, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности и причинившие крупный ущерб правообладателю, установлена ст. 183 гл. 22 «Преступления в сфере экономики» УК.

К контрагентам, нарушившим обязательства, принятые по гражданско-правовому договору, применяются общие нормы ГК о договорной ответственности за нарушение обязательств (гл. 25).

10. Закон о коммерческой тайне устанавливает имущественную ответственность работника за разглашение информации, с которой он был ознакомлен в связи с выполнением им трудовых обязанностей, как в период трудовых отношений, так и после их прекращения. В обоих случаях ответственность наступает, если разглашение имело место по вине работника.

Условия о неразглашении работником сведений, составляющих коммерческую тайну, могут быть включены в трудовой договор (ст. 57 Трудового кодекса). Кроме трудового договора с работником заключается соглашение о неразглашении ставшей ему известной коммерческой информации после прекращения трудового договора, что является существенной новеллой российского законодательства. В соглашении указывается также срок его действия. Если такое соглашение не было заключено, то обязанность сохранения информации в тайне действует в течение трех лет после прекращения трудовых отношений.

Отношения между работником и работодателем после прекращения трудовой деятельности выходят за рамки трудовых отношений и носят уже гражданско-правовой характер. Закон о коммерческой тайне устанавливает в этом случае иную санкцию за разглашение коммерческой информации, принадлежащей бывшему работодателю, — возмещение причиненных ему убытков. Исходя из ст. 15 ГК в этом случае ответственность работника не ограничивается реальным ущербом. Он должен будет возместить работодателю также и не полученные им доходы (упущенную выгоду), которые тот мог бы получить, если бы его права не были нарушены.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://progkrf.ru/st_139_gk_rf

Гражданский кодекс коммерческая тайна
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here